Мнение

Чем дальше от войны — тем больше ветеранов

Изначально хотел сделать заметку в формате FB/OK/VK, однако она разрослась в голове до размеров статьи. Поэтому публикую здесь.

Итак, завтра у нас День победы. Опустим вопросы, почему мы его празднуем 9 мая, а не 8-го, как весь мир. И почему у нас трагедия с гибелью 30 млн. человек (только с нашей стороны) превратилось из траура и игнора при Сталине в праздник при Брежневе. Это и так все знают. Дело в другом.

Чем дальше от войны, тем больше ветеранов. Пора понять простую мысль: живых ветеранов почти не осталось. По статистике, у нас их около 8 тысяч (это из 9 млн. населения). Реально воевавших фронтовиков — буквально в пределах нескольких сотен. Почти все они очень старые и глубоко больные люди, измученные возрастом, ранениями, послевоенным голодом и лишениями. Редко-редко кто из них выбирается из дома, максимум — дают интервью журналистам. Однако свято место пусто не бывает. Появилось огромное количество псевдоветеранов, которые пользуются льготами, им не положенными. Да и Бог бы с этими льготами — государство не обеднеет. Но вот цеплять на себя незаслуженные награды, зачастую противоречащие всякой логике — это уже слишком.

Для начала стоит обратиться к Закону Республики Беларусь «О ветеранах». Там есть интересный пункт. Кроме непосредственно воевавших на фронтах и в тылу, ветеранами у нас считаются и участники «борьбы» с т.н. «националистическим подпольем». То есть с теми, кто в Западной и Центральной Беларуси не желал идти в колхозы, а потому брал обрез и шел в ближайший лесок. Разумеется, там пряталось и куча бывших сотрудников полиции, коллаборантов — однако из песни слово не выкинешь. Причем советскую власть у нас любили настолько сильно, что последнего лесовичка выкурили аж в 1959 году. А в 1956-м местный аналог «лесных братьев» попытался совершить покушение на Хрущева во время посещения последним Беловежской пущи (мина под автомобилем не сработала). То есть участковый из Новогрудскрого района до 1954 года вполне мог заработать себе на будущее статус ветерана. Опустим и это — справедливо ли, несправедливо, но по закону.

На мой взгляд, проблема ряженых ветеранов в Беларуси почти не стоит. Ни журналисты, ни блогеры таких примеров не отыскали. А вот в смежных государствах проблема есть и стоит остро. Да и они там особо не прячутся. Про «генерал-лейтенанта Жеребчикова» в свое время писала даже газета «СБ «Беларусь сегодня». Ниже пойдут примеры, баянистые, конечно, но от этого не менее актуальные.

Итак, поехали:

лжеветераны матросы

У этого достаточно живенького старичка справа на груди — орден св. Георгия. Награждали им изначально до 1917-го года, потом — солдат Белого движения года до 1922-го.  Последний георгиевский кавалер Федоров Н.В. скончался в США в возрасте 102 лет. Мне кажется, что это не он.

носит чужие награды

У это дамы на груди одновременно медаль Героя Советского союза и орден Героя социалистического труда. Сочетание не такое и частое. Последний на данный момент живой носитель двух этих наград — бывший старшина Головченко В.И. Мне кажется, что это не он.

ряженые казаки 2018

У этого бравого генерала — семь орденских планок Ордена Ленина. Последний живой носитель семи подобных наград плюс две звезды Героя советского союза — маршал И. Х. Баграмян (действительно героически воевавший). Он умер в 1984 году. Мне кажется, на фото не он.

ветераны ряженые

Здесь вообще без комментариев. Оставим за бортом морскую форму вкупе с летной кокардой. Внимание привлекает Орден Победы. Награда настолько редкая, что всех ее носителей легко выучить за 10 минут. И наград-то было выдано всего 16, а с учетом того, что некоторым выдали по две… В общем, в 2017 году живым кавалером этой награды мог быть только бывший король Румынии Михай I (умер в возрасте 96 лет). Мне кажется, на фото все-таки не он.

Вот такая петрушка, господа. А всех действительно причастных — поздравляю с праздником. Здоровья и долгих лет жизни вам, настоящие ветераны.